Пока мой новый ЦАП Graham Slee Majestic прогревался всего чуть больше четырех дней, так что расскажу вам о моих впечатлениях на данный момент. Я прослушал множество записей в формате FLAC со своего проигрывателя Cambridge Audio NP30, подключенного через коаксиальный кабель, а также несколько FLAC’ов с ПК Mac, через оптический кабель. Считается, что коаксиал выигрывает у оптического кабеля по качеству – может быть, не спорю, но если разница и есть, то я ее не заметил. Так что, какой бы вход я ни использовал, мои впечатления были одинаковы. Я проводил критическое прослушивание с усилителем для наушников Solo ULDE и наушниками Audeze LCD-2, среди прослушиваемых файлов были как 44.1/16, так и 96/24. До этого момента, я использовал нидерландский ЦАП NOS DAC (уверен, вы о нем слышали) вместе с предусилителем Pro-ject Pre Box SE.

Graham Slee Majestic заменил оба компонента. Первое что бросилось в глаза (или в уши?) – четкость звучания, независимо от жанра музыки. На композициях таких исполнителей как Bombay Dub Orchestra, Mercan Dede, Ali Farka Toure, The Afro-Cuban All-Stars, перкуссия приобретает новые оттенки звучания, лучше проецируется перед слушателем. Что характерно, это также касается щипковых инструментов. Можно намного лучше прочувствовать характер инструмента, ведь теперь слышны все три фазы каждой ноты – атака, продолжительная фаза, затухание. Со временем становятся заметны изменения в тембре, и из-за этого фаза затухания начинает играть особую роль. Более того, это было заметно и в звучании пианино – в частности, при исполнении сонат Бетховена Эми́лем Ги́лельсом. Слышно, как плавно меняется тембр тянущихся нот, можно даже представить, как пианист отпускает педаль, и звучание струн начинают затухать. Записи Ги́лельса от Deutsche Grammophon не отличались сильной реверберацией, поэтому мне стало интересно, как будут звучать записи, на которых она присутствует в полной мере.

 

Альбом Officium от Jan Garbarek & The Hilliard Ensemble отлично для этого подошел: небольшой мужской хор, исполняющий церковные песнопения, под аккомпанемент саксофона, звук которого, то просачивается между хористами, то взмывает над их головами; к тому же, запись производилась в часовне (хотя казалось, как будто в пустом бассейне). Атмосфера церковного помещения была передана чрезвычайно реалистично, при этом хор не звучал как монолитная стена звука, напротив – можно было различить особенности голоса каждого отдельного хориста. Сочетание ощущения воздушности и простора часовни, и неземного звучания саксофона, меня сильно впечатлило. Впечатлило настолько, что я на одном дыхании прослушал весь альбом.

 

Следующим альбомом, где ключевую роль играет хор, был великолепный Music of The Gothic Era от Дэвида Мунроу (опять же из архива Deutsche Grammophon). Некоторые из композиций были записаны в часовне школы Чартерхаус (Лондон), где я одно время работал (к тому же, я интересовался деятельностью Общества Звукозаписи, которые использовали часовню Чартерхаус). Таким образом, я не понаслышке знаю об акустических свойствах этой часовни и в каких местах чаще всего ставят микрофоны. Композиции Ars Nova (композитор - Perotin) в исполнении Early Music Consort были переданы с ошеломительной грандиозностью, которую можно ощутить только в церковных помещениях. И опять же, по моему мнению, это заслуга Graham Slee Majestic, а точнее его детальности.

Действительно, Majestic очень умело преподносит вокал любого типа, что у Вивальди в Gloria, что у Марка Кнопфлера в Privateering. Самое подходящее выражение в данном случае – «характер вокала»; у вас есть возможность уловить тонкости модуляции голоса и произношения певца. Слушая Son Of A Preacher Man Дасти Спрингфилд, я отчетливо слышал бас-гитариста слева, медные духовые инструменты справа, в то время как роскошный голос Дасти проецировался прямо по центру сцены. Еще один пример с женским вокалом - Annie Lennox: просто потрясающе, особенно в сочетании с сочным звучанием синтезатора на композиции Sweet Dreams. В этой же песне легко можно заметить, что звуковое полотно довольно текстурное, а не однородное, что не может не радовать.

 

Сперва, мне показалось, что бас не такой глубокий как раньше. Но это было заблуждением, т.к. на тех треках, где я знал, присутствует действительно глубокий бас (Mercan Dede “800”, Jazz Jamaica “Double Barrel”, Sade “Soldier of Love”), с ним было все абсолютно в порядке. Вот чего точно нельзя сказать про бас Majestic, так это что он «раздутый» или «провисающий». Далее, чтобы еще глубже изучить НЧ составляющую Majestic, я прослушал запись выступления Джереми Филселла (Jeremy Filsell), исполняющего органные импровизации Жана Кошеро (Jean Cocherau) в кафедральном соборе Манчестера (Liverpool Metropolitan Cathedral), а также «Прелюдии и фуги» Шостаковича. Ни с чем не сравнится мощь 32-футовой органной трубы…да, стекла дребезжали. При этом, детальность верхних регистров органа была передана безупречно – бас звучал настолько глубоко, что казалось, что он исходит из под земли. Слава богу, никого кроме меня в тот момент дома не было (естественно, я использовал акустику, ведь даже через такие отличные наушники, как LCD-2, подобных ощущений не получишь).

 

Оркестровая музыка в исполнении Majestic впечатлила своей непередаваемой глубиной и сценой. Это чувствовалось в каждой из оркестровых записей, что я прослушал (далее - композитор/дирижер): Элгар – Боулт, Мусоргский – Маазель, Шуберт – Норрингтон. Детали, которые ранее крылись в звуковом полотне, теперь стали отчетливо слышны. Особенно отличилась запись 2-й симфонии Вагна Хольмбу, на которой Majestic продемонстрировал богатый, детальный звук, ошеломительную динамику и глубину. Отдельно стоит рассказать о высоких частотах. Поначалу мне показалось, что высокие частоты звучат немного ярко, но вскоре они стали чистыми, точными и избавились от так называемого «цифрового глянца». Высокие частоты перкуссии были достаточно живыми, а блестящее звучание скрипок органично подчеркивалось средними тонами. Согласитесь, вырисовывается очень приятная картина. Немного напоминает звучание MC картриджа. Кстати, о аналоговом звуке – как я уже говорил, послушав винил с ЦАПом Majestic в качестве предусилителя, я остался очень доволен услышанной прозрачностью и общим характером звука. Не буду перечислять все записи которые я прослушал, список выйдет слишком длинным. Вот лишь некоторые из исполнителей: Zero 7, Emerson Lake and Palmer, Joe Walsh, и огромное количество джаза - Jim Hall, Gerry Mulligan, Paul Desmond, Miles, Thelonius Monk и т.д.

 

Я прослушал также несколько собственноручно сделанных винил-рипов – плюс в том, что я досконально знал, как все действительно должно звучать на этих записях. С Graham Slee Majestic, разница между рипом и оригинальным винилом становится практически незаметной. Если и были какие-либо недостатки, то они скорее всего связаны с USB интерфейсом M-Audio Transit, который я использую в качестве АЦП, но никак не с ЦАПом Majestic. Кроме того, стоит сказать, что файлы 96/24 совсем не обязательно звучат лучше чем 44.1/16. Хорошая запись и мастеринг значат гораздо больше чем битрейт! (По моему скромному мнению, конечно же).

Чувство, которое превалировало после прослушивания Graham Slee Majestic, это чувство – «этот аппарат действительно отличается от всех остальных». Во всех аспектах звукового диапазона он звучал «правильно» (лучшего слова тут и не придумаешь) и чисто, чего я не могу сказать о своем предыдущем оборудовании. Динамика у этого ЦАПа на самом высоком уровне, равно как и сцена. Majestic это не стандартный ЦАП, сделанный «как обычно», для массового производства. Это уникальное устройство, у которого и цифровой, и аналоговый компонент реализован практически безупречно. Хочу поблагодарить Грэхема за его трудолюбие, и неустанную работу над этим проектом, несмотря на все трудности – ведь на выходе мы получили замечательный продукт. А что самое приятное, что Majestic еще совсем не «прогрет», а это значит, что он станет еще лучше!

 

Автор: morris_minor