В этом обзоре я не буду обсуждать, какой тип LP проигрывателя лучше: с ременным приводом или с прямым, или с роликовым, без разницы. По-моему, тут и обсуждать нечего. У каждой из этих конструкций свои плюсы и минусы, но, ни одна из них не приближается к чистоте звучания CD, где помехи и шумы отсутствуют в принципе. Несмотря на это, вы никогда не сможете убедить меня, что звук у CD лучше или правдоподобней, или, что CD хоть чуть-чуть приближается к тому потенциалу винила по способности вызывать у слушателя эмоции - дарить ощущение присутствия в концертном зале, или ощущения присутствия музыкантов в вашей комнате. У CD такого просто нет. Послушайте часок лучшие образцы СD, и убедитесь, что технологии действительно шагнули вперед – это на самом деле так, без всякого сарказма – а потом послушайте LP пластинку даже на самой средненькой вертушке, и вы получите ощущение спокойствия, умиротворения, и, возможно, даже облегчения (!). Один мой знакомый, который не слушал винил уже много лет, поставив The Clash на моей вертушке, сказал: «Вот чего мне не хватало. Это именно тот звук, который мне нужен!». Он сразу же избавился от всех своих CD и достал с чердака свою старую добрую коллекцию винила (он думал, что она ему больше не понадобится, когда он переходил на цифру).

Немецкая компания Brinkmann Audio известна благодаря своим проигрывателям с ременным приводом. С целью создания более доступной модели для потребителя, Brinkmann разработал превосходную систему прямого привода для вертушки Oasis (это первый проигрыватель Oasis с плинтом). Недавно, основатель компании Хельмут Бринкманн (Helmut Brinkmann) разработал Bardo, который по существу тот же Oasis, только без плинта. Bardo напоминает вертушкуBrinkmann La Grange на ременном приводе и без плинта, и при этом стоит дешевле, чем Oasis и La Grange. Bardo в стандартной комплектации стоит $7990 и оснащен таким же качественным шпинделем и подшипником, что и модели Oasis, La Grange, и топовая модель - Brinkmann Balance. За дополнительные $1500, поверхность диска будет изготовлена из хрусталя, а не из акрила, как в стандартной версии, плюс в комплекте вы также получите винтовой прижим пластинки. При использовании прижима, вы имеете возможность располагать на шпинделе комплектную втулку из нержавеющей стали для выравнивания или лучшего прижима пластинки. Прикрутив прижим, мы плотно зафиксируем пластинку на диске. Есть еще вариант за $1490, который включает в себя массивный внешний блок питания, с большими (относительно стандартной версии) трансформаторами, который, по заявлениям разработчика, улучшает воспроизведение низких частот. Кроме того, есть гранитное субшасси размерами 44 х 31 см., толщиной 30 мм. Возможен вариант с виброизолирующей платформой от Harmonic Resolution Systems (они уже довольно долго работают с Brinkmann).

 

Тот вариант Bardo, который я использовал в этом обзоре, имел хрустальное покрытие диска, прижим, без внешнего блока питания. Нам также прислали тонарм Brinkmann 9.6 ($3990) и MC картридж Brinkmann Pi ($2700). Также, Brinkmann могут изготовить армборд на заказ, под ваш конкретный тонарм. Helmut Brinkmann любезно предоставил подходящие армборды для моих тонармов Graham Phantom II и Kuzma 4Point. У массивного проигрывателя, качество звука очень зависит от того, на чем он стоит. Я расположил свой Bardo на аудиостойке HRS и виброизолирующей платформе HRS (естественно, настроенной на вес проигрывателя).

Привод Bardo

 

Brinkmann Bardo имеет тот же качественный прямой привод, что и Brinkmann Oasis. Привод разрабатывался и производится самой компанией Brinkmann. Он состоит из массивного восьми-стержневого кольцевого магнита, установленного в корпус подшипника шасси, и катушек, расположенных на плате за магнитом. На алюминиевом шасси крепится вал подшипника, кольцевой магнит и тахометр. Круговое крепление из алюминия, прикрученное к плинту, содержит схему управления приводом и четыре катушки, которые, что самое интересное, не расположены симметрично  друг к другу под углом 90°. Вместо этого, они расположен под углом 22.5°, для того чтобы освободить место для печатной платы схемы управления, обеспечивающей работу катушек. Получается, что первая катушка расположена примерно на 8:45 часов, а четвертая – на 3:45. Я не понимаю, почему расстояние между катушками не приводит к ассиметричному вращению. Может и приводит. Вал подшипника вращается на упорной подушке, которая в свою очередь расположена на алюминиевом кронштейне (на дне отверстия между катушками). Два датчика Холла, чей выход варьируется в зависимости от изменений магнитного поля, отслеживают отрицательные и положительные полюса кольцевых магнитов и управляют системой усиления таким образом, чтобы она точно рассчитывала последовательное увеличение/уменьшение тока в катушках. Это обеспечивает плавное вращение. Эта конструкция не является чем-то новым (см. мой обзор проигрывателя Grand Prix Audio Monaco с прямым приводом в ноябрьском номере Stereophile за 2007 год), но Brinkmann реализовали ее по-своему.

 

Компания Thorens разработала первые модели вертушек с прямым приводом еще много десятилетий назад. В то время, при разработке проигрывателей учитывались аспекты, которые особенно важны для работников радиовещания и диджеев (например, - возможность быстро остановить и запустить привод). Поэтому, приводы обладали высоким крутящим моментом, а также использовались более легкие диски. Практически, у всех электродвигателей частота вращения время от времени отклоняется от среднего показателя, т.к. полюс каждого магнита проходит через каждую катушку. Двигателю с высоким крутящим моментом требовалось большее количество полюсов (в некоторых моделях, - десятки полюсов), и чем больше полюсов, тем больше отклонений от стандартной частоты вращения. В связи с этими отклонениями, которые генерируются непосредственно в опорном диске вертушки с прямым приводом (и, что важно, с высоким крутящим моментом и небольшой массой), шумы и помехи были просто неизбежны. Скорость электродвигателя регулируется системой фазовой автоподстройки частоты, благодаря чему достигается стабильная скорость вращения, однако постоянные колебания двигателя на сверхвысокой скорости (эти колебания вызваны попытками двигателя компенсировать отклонения от нормальной скорости) могут привести к эффекту джиттера, который особенно заметен на средне-высоких частотах. В результате, именно на этих частотах мы слышим жесткий, ломкий звук, который портит звуковую картину. Это явление характерно для линейки проигрывателей Technics SL1200 с прямым приводом (сейчас эта линейка уже снята с производства). Несмотря на высокое качество сборки и умеренную цену, проигрыватели этой линейки редко встретишь в серьезных аудио системах. Хотя некоторые говорят, что звучание этих вертушек улучшится, если их правильно модифицировать.

При разработке собственной системы прямого привода проигрывателя, Хельмут Бринкманн решил отойти от классической концепции прямого привода и выбрал 10 килограммовый, оптимизированный с учетом резонансов диск из алюминиевого сплава, и двигателем с относительно низким крутящим моментом (который разгоняет диск до 33.33 об/мин за 12 секунд). Бринкманн утверждает, что когда диск уже находится в движении, то для поддержания необходимой скорости вращения он практически не нуждается в электронной корректировке; соответственно, подшипнику с низким коэффициентом трения не нужно много энергии для поддержания необходимой скорости. Бринкманн также утверждает, что близкое расположение катушек (из-за чего их магнитные поля перекрывают друг друга) позволяет минимизировать отклонения от нормальной скорости вращения. Он говорит, что эта идея пришла к нему во время прослушивания.

 

В диске Bardo применен тот же подшипник, что и в моделях с ременным приводом. Если в моделях с ременным приводом подшипник подогревается электричеством, то в Bardo это не обязательно, т.к. схема управления уже в статическом режиме отдает двигателю достаточно тепла. Регулятор скорости у Brinkmann Bardo аналоговый – Бринкманн посчитал, что радиопомехи от цифрового (кварцевого) регулятора будут ухудшать звучание. Оптический сканер измеряет стробирующую частоту тахометра и преобразовывает в напряжение, сравнивая его с термостабильным регулируемым опорным напряжением. С помощью двух потенциометров для подстройки скоростей, можно изменять опорное напряжение, и тем самым частоту вращения диска, в диапазоне ±10%.

 

Я очень ценю, что Бринкманн предоставил технические подробности, как он разрабатывает свои проигрыватели. Он описал трудности, с которыми может столкнуться разработчик, проектируя проигрыватели, как с ременным, так и с прямым приводом. При этом, он не утверждает, что та или иная модель Brinkmann – само совершенство.

Прочие компоненты проигрывателя Brinkmann Bardo

 

Двигатель и система подшипников крепится к массивному каплевидному дюралюминиевому шасси (ширина – 41 см). Как уже было сказано выше, опорный диск оптимизирован с учетом резонансов. Проигрыватель пластинок стоит на трех настраиваемых металлических шипах. Круглая платформа для тонарма совместима с алюминиевыми втулками армборда, которые можно настраивать для достижения оптимального расстояния между осью диска и осью поворота тонарма. Практически совместима со всеми тонармами. Закрепляется тремя стопорными болтами. На тыльной стороне шасси проигрывателя, под креплением тонарма, расположены два разъема RCA (опционально возможны - XLR), к которым прилагается переходник 5pin DIN. Кабель от внешнего блока питания подключается к трехконтактному разъему, расположенному рядом с аналоговыми разъемами. На фронтальной стороне шасси находятся два подстроечных резистора для регулировки скорости, а также тумблер, позволяющий выбирать скорость: положение тумблера вверх - 33.33об/мин (индикатор - зеленый), положение тумблера вниз – 45об/мин (индикатор - красный). По качеству финиша и сборки, Bardo можно смело ставить пять с плюсом. Как и в случае с Brinkmann Balance, про который я писал рецензию в мае 2005 года, у Bardo диск вращается настолько точно и плавно, что, кажется, он неподвижен.

Установка Brinkmann Bardo

 

Если вы заказали Bardo с тонармом Brinkmann 9.6 и картриджем Brinkmann Pi, то проигрыватель вам доставят с уже установленным тонармом и картриджем (несмотря на то, что защитный колпачок иглы отсутствует). Как видите, это очень удобный вариант. Осторожно снимите черный нейлоновый шнур, который крепит тонарм к стержню, ввинченному в ось, прикрепите тонарм к подпорке, затем снимите стержень и оранжевую защитную пленку (пленку на креплении шасси-подшипник). После этого осторожно закрепите диск на шасси, настройте уровень проигрывателя, прикрепите к тонарму противовес, установите силу прижима картриджа – и вот, всего через полчаса ваш Bardo готов к воспроизведению пластинок. Осталось только подключить выходные кабели к фонокорректору, подключить блок питания к проигрывателю, а блок питания к сети. Для такого сложного проигрывателя, с таким утонченным звучанием, как Bardo – установка и настройка оказалась более чем простой.

 

Положите пластинку на диск. Если вы заказали модель с хрустальным покрытием диска, то прежде чем положить пластинку на диск и закрепить ее винтовым прижимом, вам необходимо вставить втулку на ось шпинделя. Установите необходимую скорость, и можете начинать прослушивание. Расстояние между осью диска и осью поворота тонарма, рекомендуемое Brinkmann, я измерял с помощью последней модели транспортира Feickert. Но когда я опустил иглу на координатную сетку Feickert, то ее положение не совпало с шаблонами Лофгрена, Баервальда и Стивенсона. Несовпадение всего в пару миллиметров, но эти пара миллиметров значит очень, очень много. Я выставил иглу в соответствии с шаблоном Лофгрена, после чего решил связаться с Brinkmann.

Оказалось, что рекомендации Brinkmann были корректными. Brinkmann используют транспортир Dennesen (кстати, Хельмут предложил мне отличную модель этого транспортира, который производится им лично) несколько иной геометрической методологии. Как я говорил на своих семинарах по настройке проигрывателей, существует множество способов отрегулировать overhang таким образом, чтобы минимизировать угловые искажения при воспроизведении. После нашего разговора, я настроил иглу Brinkmann Pi в соответствии с рекомендациями Brinkmann. С помощью Wally Tools Wallyskater я обнаружил, что выставил слишком высокий антискейтинг. Но, насколько мне известно, скейтинг зависит от модуляции звуковой канавки, качества винила, из которого изготовлена пластинка, от того места на самой пластинке, где вы замеряете скейтинг – и, к тому же, от фактора случайности. Мне кажется, что для выставления антискейтинга Brinkmann тестировали модуляцию канавки; если модуляция была выше, чем при обычном сигнале, окажется что выставленный антискейтинг выше, чем нужно. Когда я проверил угол наклона иглы с помощью цифрового микроскопа, то увидел, что он равняется 90°, т.е. на 2 градуса меньше чем необходимо (сужу по своему опыту). Подняв трубку тонарма на 4°, я изменил угол наклона иглы примерно на 1°, поэтому я решил поднять ее на 5мм (но сначала, конечно же, послушав с изначально выставленными настройками). Благодаря цифровому осциллоскопу и измерителю диапазона азимута Fozgometer, я убедился, что азимут картриджа Pi выставлен идеально, так что мне очень повезло, т.к. на тонарме Brinkmann 9.6 азимут менять нельзя.

Звук проигрывателя

 

С тремя новыми компонентами: вертушкой, тонармом и картриджем – поначалу было трудно понять, какой из них больше всего влияет на звук. При этом, звук мне сразу понравился. Комбинация Bardo-9.6-Pi предоставила мне прекраснейшую звуковую картину: чистая, точная, острая как лезвие бритвы атака; ноты в меру тягучи с четко выраженным затуханием – и все это на абсолютно черном фоне. Гармоническая структура инструментов передавалась очень целостно. Большинство картриджей Benz-Micro, которые я слышал, на высоких частотах звучали слишком «скромно», неубедительно; слушая комбинацию Bardo-9.6-Pi, я не заметил ничего подобного. Напротив, ВЧ были просторными, и по-немецки детальными – по крайней мере, в моей системе. Средние частоты мягкие и чистые, бас – упругий, артикулированный. В общем, очень даже неплохо, учитывая то, что аппараты вообще не прогреты. После того как я поднял трубку тонарма на 5мм, угол наклона иглы увеличился до 91°, благодаря чему высокие частоты стали звучать значительно мягче. Более того, картридж Pi начал прогреваться, и звук стал еще более сбалансированным. Позже, когда материал демпфера картриджа стабилизировался, для поддержания угла 91° (или для того чтобы поднять угол до 92°) трубку тонарма стало необходимо ставить еще чуть выше.

 

Слушая переиздание The Nat King Cole Story (45 об/мин LP, Capitol/Analogue Productions APP-SWCL 1613), я получил огромное наслаждение: уже на вступительных треках был заметен теплый, сочный, приятный звук – то что нужно. (Хотя для этого издания 1961 года, все было перезаписано в стерео, в ранних записях можно было услышать теплый звук, характерный для оригинала, записанного в моно). Густой вокал Коула плыл над мягкими пассажами пианино, причем с таким разрешением и четкостью, которые на пластинках 40-х годов, просто недоступны. Brinkmann отлично все это передал, хотя на песне "Nature Boy" заметна некоторая резковатость (скорее всего из-за избыточного переходного затухания между стереоканалами – продюсеры постарались).

 

После этого я поставил не менее великолепную пластинку Ella Fitzgerald Sings The Rodgers and Hart Song Book, Volume 1 (45rpm LPs, Verve/ORG 055). Вокал Фитцджеральд был более сухим, чем я привык, а удары по бас-бочке были невероятно хлесткими. Хотя бас был глубоким, ему чуть-чуть не хватало протяженности и динамики. Разделение инструментов на сцене могло бы быть более четко выраженным. Для того чтобы точно во всем разобраться, я сделал несколько 24-bit/96kHz записей (с помощью мастер диск-рекордера Alesis Masterlink) с пластинок Фитцджеральд и Armed Forces Элвиса Костелло (песня "Green Shirt"). После этого, собравшись с силами, я решил послушать полученные записи с более сложным и тяжелым (и более дорогим, чего уж там - $6500) тонармом Kuzma 4Point. Все это я делал для того чтобы иметь возможность провести прямые сравнения.

 

Вердикт: Bardo превзошел бы мои самые смелые ожидания, даже если бы я использовал его только с тонармом 9.6, который шел в комплекте. Конечно же, 9.6 это отличный тонарм в своей ценовой категории, и он великолепно проявил себя в комбинации с Bardo. Для того чтобы комбинация, предложенная Brinkmann, прекрасно сыграла, вовсе не обязательно иметь акустику и усилитель за $100,000. Среди аналоговых источников ценой до $20,000, этот Brinkmann будет одним из лучших. Тонарм Kuzma 4Point, который стоит дороже, позволит значительно лучше раскрыть потенциал Bardo в каждом аспекте звучания.

С картриджем Brinkmann Pi, установленным на тяжелый тонарм 4Point, высокие частоты стали значительно мягче, и совсем не потеряли в прозрачности, воздушности и скорости. Вокал Эллы Фитцджеральд стал более объемным, в нем начало чувствоваться больше нюансов, и, к тому же, вокал избавился от излишней яркости. Частично это связано с тем, что реверберация стала лучше разделяться в собственном пространстве, вместо того чтобы смешиваться с вокалом. Бас-бочка стала еще более хлесткой и мощной. Кроме того, духовые инструменты в правом канале стали намного более мягкими и богато звучащими. В свою очередь, в звучании пианино в левом канале стало ощущаться дерево, из которого оно изготовлено (а не какой-нибудь картон). Образы на сцене стали более четкими – и это при том, что с тонармом 9.6 со сценой все было более чем в порядке. Bardo достаточно динамичен, но в сравнении с более дорогими и тяжелыми проигрывателями он звучит, конечно же, не идеально. Вы заметите, что Bardo чего-то не хватает лишь в том случае, если остальная ваша система способна полностью отобразить всю динамическую палитру.

В сравнении

 

Вот что я выяснил. Управление скоростью у Brinkmann Bardo, как я и предполагал, оказалось отличным. Если двигатель с прямым приводом и подвергался какому-то «джиттеру», то он был незначителен. Низкие частоты отличаются протяженностью и точностью, и в этом Bardo превосходит даже более дорогие вертушки с ременным приводом. Особенно порадовало то, что нижний бас не закрадывался в средний бас, ведь ему там совсем не место. Определенно, бас Bardo нельзя назвать слабым ни при каких обстоятельствах. Тем не менее, мне кажется, что бас Bardo не настолько сочный, глубокий и мощный как у других вертушек Brinkmann - La Grange, и, особенно Balance. Многие могут сказать, что на низких частотах Bardo предлагает больше, чем любой другой LP проигрыватель. Я бы не был столь категоричен, особенно после того как я сравнил комбинацию Bardo - Kuzma 4Point - Ortofon MC A90 с Continuum Caliburn - Continuum Cobra - Ortofon MC A90. Было очевидно, что гораздо более дорогое комбо Continuum намного лучше воспроизводит звук с пластинки, обладая прозрачностью и глубиной, которых у Bardo просто не было. Но, за эту разницу в качестве вам придется заплатить очень и ощутимо больше. Разница в цене огромна, даже если вы переходите от Bardo к Balance, который, насколько я помню, действительно погружает вас в глубины записи, которую вы слушаете – настолько точно он считывает звуковую информацию из канавки. Bardo, при гораздо меньшей цене, на такое не способен. С другой стороны, я знаю некоторых аудиофилов, которые находят звук Balance слишком «вежливым», даже скучным. Мне кажется, что они заблуждаются, хотя, возможно, они придут в восторг от звука Bardo. И цена здесь уже ни при чем. С картриджем Ortofon A90 и тонармом Kuzma 4Point я прослушал изумительное переиздание Dead Can Dance - Into the Labyrinth (LP, 4AD/Mobile Fidelity Sound Lab 2-001), Ernst Ansermet and the Suisse Romande Orchestra - España (LP, ORG 014), The Nat King Cole Story. На каждой из этих записей Brinkmann Bardo продемонстрировал великолепные качества в каждом аспекте аналогового звучания. Трудно было найти какой-либо аспект звука, в котором можно было бы упрекнуть Bardo. Возможно, чего-то не хватало, но это почти незаметно.

Вывод

 

Комбинацию проигрывателя Brinkmann Bardo, тонарма 9.6 и картриджа Pi, стоящую чуть более $16,000, на самом деле (по итоговой производительности) можно оценить гораздо выше, чем сумму стоимости отдельных ее компонентов. Если вы только открыли для себя мир аналогового звука, и у вас есть вышеуказанная сумма денег, и вы не хотите сильно вникать в тонкости установки и настройки LP проигрывателя – берите этот набор, и не прогадаете. Даже новичку потребуется не более часа, чтобы все правильно установить, настроить и приступить к прослушиванию пластинок.

 

Brinkmann Bardo отличается качеством сборки, изяществом технических решений (я думаю, тут дело в тяжелом диске и двигателем с низким крутящим моментом), стильным дизайном, и что самое главное, у него нет внешнего двигателя и ремня – т.е. возиться попросту не с чем, все предельно просто. Он хорош сам по себе, но ведь можно сделать еще лучше, занявшись модернизацией. За $9490 вы получите модель с впресованным в опорный диск хрустальным покрытием в комплекте с винтовым прижимом пластинки. Bardo претендует на звание лучшего проигрывателя ценой до $10,000. Возможно, его стоит прослушать и тем, кто ищет проигрыватель за $15,000, или даже больше. Да, он действительно звучит настолько хорошо, а качество сборки и финиш исполнены на уровне гораздо более дорогостоящих моделей. Даже если вы опытный любитель аналоговой аппаратуры, и у вас есть $10,000, но при этом стойкое предубеждение против вертушек с прямым приводом… Что ж, вам я тоже посоветую послушать Brinkmann Bardo, прежде чем вы спустите деньги на что-либо другое.

 

Автор: Michael Fremer

Использованное оборудование для тестирования:

 

Analog Sources: Continuum Audio Labs Caliburn, Cobra, and Castellon turntable, tonearm, and stand; Graham Phantom II, Kuzma 4Point tonearms; Ortofon A90 cartridge.

Digital Sources: Playback Designs MPS-5 SACD/CD player–DAC, BPT-modified Alesis Masterlink hard-disk recorder, Sooloos music server, Pure Music software.

Preamplification: Ypsilon VPS-100, Einstein Turntable's Choice phono preamplifiers; darTZeel NHB-18NS preamplifier.

Power Amplifier: Musical Fidelity Titan.

Loudspeakers: Wilson Audio Specialties MAXX 3.

Cables: Phono: Hovland/Graham MG2 Music Groove. Interconnect: TARA Labs Zero, Stealth Sakra, ZenSati, Fono-Acustica Armonico. Speaker: TARA Labs Omega Gold, ZenSati, Fono-Acustica. AC: TARA Labs The One Cobalt, Shunyata Research King Cobra Helix CX, Isoclean 1000.

Accessories: Feickert alignment gauge, Musical Surroundings, Fozgometer, Wally Tools Wallyskater; Shunyata Research V-Ray II Reference, Silver Circle Audio Pure Power One 5.0, TARA Labs Power Screen power conditioners; Oyaide AC wall box & receptacles; ASC Tube Traps, RPG BAD & Abffusor panels; Finite Elemente Pagode, HRS SXR stands; Symposium Rollerblocks; Audiodharma Cable Cooker; Furutech DeMag & deStat LP treatments; VPI HW-17F, Loricraft PRC4 Deluxe, Nitty Gritty 2.5Fi-XP record-cleaning machines